Е. Проценко. Семья наркомана. Что делать родственникам?

ГЛАВА 5. Семья наркомана.

Что же происходило и происходит в семье, где ребенок стал наркоманом? Почему это случилось? Что необходимо менять, чтобы решить эту проблему?
В первой главе этой книжки мы уже говорили о том, что проблемы наркомана по существу не слишком отличаются от тех проблем, которые есть практически у каждого из нас. Признаки этих проблем мы тоже уже перечисляли, когда рассказывали об их психологической основе - так называемой созависимости. Но давайте теперь посмотрим, как семья может влиять на формирование созависимости, а значит, - и наркомании. Для этого нам важно разобраться в том, что такое "неблагополучная семья".

Для многих привычно, говоря о неблагополучной семье, представлять только крайние ситуации: муж-алкоголик, истязающий жену и детей; седая, разбитая многочисленными болезнями несчастная мать, неспособная «вывести в люди своих детей»; нищета, убожество и запустение в доме, и так далее. Да, такая семья, несомненно неблагополучна.
Но, к сожалению, неблагополучие может быть и в семьях, где картина семейной жизни для стороннего наблюдателя кажется вполне идиллической: образованные, культурные, пользующиеся уважением и почетом родители; полный достаток, чистота и уют в доме; прекрасно успевающие в школе дети, которые, к тому же, занимаются, кроме школы еще в нескольких кружках, секциях.
И вдруг такую семью постигает трагедия: в ней появляется наркоман. Но действительно ли это случается "вдруг", нет ли у этой трагедии своих закономерностей, глубинных причин? Чаще всего они, несомненно, есть. Истинную суть семейной драмы здесь очень хорошо отражает само слово «неблагополучная семья»: это та семья, которая не получает блага. О каком благе идет речь? Конечно же, не о материальном достатке: ведь Вам наверняка прекрасно знакомы примеры детей-наркоманов в самых обеспеченных и даже сверхобеспеченных семьях. Благо - это тот дух, та благодать, которая хранит и помогает созидать семью, способствует тому, чтобы она в полной мере смогла выполнить свое предназначение. Кстати, другое название неблагополучной семьи - «дисфункциональная», тоже говорит о том, что основная характеристика такой семьи - неполное выполнение ею своих функций.
 

 

 

Каковы же эти функции, каково изначальное предназначение семьи?

 

У многих христианских писателей мы можем найти мысль, что главной задачей семьи является воссоздание общности людей друг с другом, с самими собой и с Богом. Воссоздание той когда-то свойственной человеческой природе, но утраченной всеобщей гармонии, всемирной общности и нераздельности человека со всем остальным творением и с самим Творцом. И если понимать смысл семьи именно так, то станет понятным древнее сопоставление семьи и Церкви, станет понятным, почему семью в христианской литературе называют «малой церковью» - ведь эти функции у них одинаковы.

 

Но, подобно тому, как человек может во всей полноте выполнять свои функции только тогда, когда он целостен, так и семья может во всей полноте выполнить свое предназначение лишь тогда, когда все ее элементы соединены воедино и все вместе служат воссозданию этого целого. Неполнота же целого непременно приводит к нарушениям в функциях семьи. При этом внешне все может выглядеть вполне благополучно.

 

Вот, например, вполне благопристойная семья, где отец целиком поглощен своей работой. Неважно, каковы мотивы этой сверхзанятости - увлеченность своим делом, производственная необходимость или банальное стремление заработать побольше денег. Эта семья - несомненно неблагополучна. И очень часто ее неблагополучие проявляется в детях, в частности - в обнаруживающихся у них проблемах с наркотиками.

 

Вот семья, где очень милые родители, но матери часто случается раздражаться - либо потому, что ребенок слишком много капризничает, утомляя этим мать, либо из-за того, что ей не удается как следует высыпаться, и она, дабы снять раздражительность и лучше спать, принимает «легкие» успокаивающие или снотворные средства. Эта семья также неблагополучна. И здесь неблагополучие этой семьи может в конце концов проявиться в наркомании у ребенка, ставшего подростком или юношей.

 

 

 

Какими же признаками характеризуется неблагополучная, неблагополучная семья? Вот только некоторые из них:

 

*            любая форма зависимости у кого-либо из членов семьи. Это не только явные и порицаемые обществом формы зависимости - наркомания или алкоголизм, но и такие ее виды, которые подчас не осознает даже сам страдающий такой зависимостью человек: например, зависимость от работы или от отношения к другому человеку;

 

*            неполная семья. Неполнота семьи - это неблагополучность уже сама по себе, точно так же, как, например, отсутствие руки у человека ограничивает его функции, и такая ограниченность совершенно не зависит от душевных, нравственных качеств этого человека. И любая неполная семья - неблагополучна, независимо от причин ее неполноты, от существующих отношений между ее оставшимися членами или от достоинств самих этих членов. Неважно, почему именно семья стала неполной - ушел ли один из супругов, погиб ли он в катастрофе, на войне, умер ли от болезни - во всех таких случаях семья лишается возможности во всей полноте выполнить свои функции;

 

*            длительная и тяжелая соматическая или психическая болезнь кого-либо из членов семьи. Как и предыдущие, этот фактор определяет выключенность человека из семейной жизни во всей ее полноте, - хотя, разумеется, при хороших отношениях в семье, психологически это может почти не ощущаться;

 

*            наличие в семье «секрета», «тайны». Этот признак относится уже не столько к причинам дисфункции, как предыдущие, сколько к следствиям, симптомам неблагополучия. Впрочем, «секрет», из какой бы области он ни был: работа отца, прошлые любовные похождения матери или национальность бабушки - это всегда не только признак отсутствия полной доверительности в отношениях, но и фактор, который эту доверительность ограничивает.

 

 

 

Характерными признаками неблагополучной семьи могут служить также установленные в ней негласные правила. Вот некоторые из них:

 

*            не говорить о своих проблемах;

 

*            не выражать открыто своих чувств;

 

*            избегать прямых высказываний, стремиться к выражению своих мыслей иносказаниями, а своих потребностей - через манипуляции;

 

*            привычка строить нереальные планы и возлагать на людей или обстоятельства несбыточные надежды;

 

*            «Делай, как я говорю. . . - не как я делаю»;

 

*            «играть, развлекаться - это плохо»;

 

*            «не выносить сор из избы» и «не раскачивать лодку» - т. е. не вспоминать о тех проблемах, о которых всем удалось хотя бы на время забыть.

 

 

 

Еще один из очень ярких признаков неблагополучия в семье - роли, которые играют в них члены. И такие роли - не только признак, но и механизм формирования неблагополучия в семьях. Ведь описанная выше созависимость наиболее ярко и полно проявляется у человека в его отношениях с другими людьми, прежде всего - с ближайшими родственниками (супругом, детьми, родителями) и друзьями. Вступая в брак, выбирая друзей, созависимый человек чаще всего находит себе в партнеры также созависимого или же страдающего алкоголизмом, наркоманией или другой зависимостью человека. И в семейных отношениях созависимый начинает играть определенные роли.

 

 

 

Приведем краткие описания таких ролей:

 

 

 

"Мученик" - получает удовольствие от своей способности страдать, испытывает удовлетворение от потерь и поражений не меньше, чем от одерживаемых побед. Не ищет помощи, отказывается от нее, хочет справиться со своими трудностями в одиночку. Но за гордой маской он скрывает ощущение безысходности, отсутствие другой возможности для себя, другого выбора в данной ситуации. Ощущение внутренней пустоты такой человек стремится заполнить сознанием своего мученичества, смакованием его, пытаясь занять этим все свое время и все силы, чтобы не думать о том, для чего он мучается, и какое значение имеет пугающее его чувство внутренней пустоты.

 

 

 

"Тиран".  Это противоположность "мученика". Сосредоточен на поиске чужих ошибок и на обвинениях других, хотя его собственное поведение часто выходит из-под контроля. И "мученик" и "тиран" переоценивают то влияние, которое они могут оказать на окружающих их людей. Если "мученик" постоянно манипулирует окружающими, стараясь оставаться "хорошим" в их глазах, то "тиран" манипулирует ими, вызывая в них чувство гнева или вины.

 

 

 

Помощник в "прятках от проблем", "пособник" - неосознанно противодействует попыткам своего родственника изменить образ жизни, потому что привык к своим стереотипам поведения и ему страшно менять их, а это пришлось бы делать в случае перемен поведения другого человека.

 

 

 

"Собутыльник".

 

У созависимого человека существует и без того высокий риск стать химически зависимым (например - алкоголиком). Но этот риск еще более повышается, если созависимый начнет играть роль "собутыльника", считая, что лучший способ сохранить отношения с супругом - пить или принимать наркотики вместе с ним.

 

 

 

"Отчаявшийся".

 

Это человек апатичный, безучастный, впавший в эмоциональный ступор. Иногда он ощущает свое состояние как род спокойствия, но при этом у него отсутствует всякая надежда, а его страдания не имеют для него никакого смысла. Такой покой обманчив - отсутствие смысла жизни часто ведет "отчаявшегося" к попыткам суицида (активного, прямого, - или же пассивного, косвенного, когда у человека пропадает желание жить и он не стремится избежать смерти, например, отказываясь пойти к врачу в случае болезни).

 

 

 

А вот какие роли играют в неблагополучных семьях дети:

 

 

 

«Гордость семьи», «семейный герой».

 

Ребенок, играющий подобную роль - олицетворение надежд семьи. Он отличник в школе, занимается спортом, музыкой, иностранными языками, участвует во всевозможных кружках и секциях. Его успехи служат как бы оправданием для семьи, дают ей возможность обрести ценность в собственных глазах. Отличается высокой самодисциплиной. Привык не показывать своих истинных чувств, хотя обычно внутри у него бушуют тщательно сдерживаемые эмоции, иногда прорывающиеся наружу. Он принимает на себя ответственность за проблемы других людей в подсознательных попытках уйти тем самым от ответственности за решение проблем собственных. Несмотря на "блестящую" видимость, проблемы с наркотиками или с алкоголем зачастую возникают и у таких детей, хотя как правило, на поверхность они выходят позже.

 

 

 

«Трудный ребенок», «козел отпущения».

 

Чувствуя недостаток родительского внимания к себе, этот ребенок стремится завоевать его чем угодно, - пусть даже непослушанием, дурными поступками, открытым бунтом. Не имея настоящего семейного тепла, пытается получить его, формируя суррогатные семейные отношения внутри компании сверстников, часто становясь вожаком дворовых компаний. Его роль позволяет другим членам семьи отвести внимание от реально существующих в семье проблем, например, от пьянства отца. По сравнению с «трудным ребенком» отец выглядит не таким уж и плохим, и всегда есть кого обвинить во всех семейных бедах, кем оправдать все свои трудности. В подростковом и более старшем возрасте привычка бунтовать может выразиться в форме употребления алкоголя или наркотиков.

 

«Одинокий ребенок», «потерянный ребенок».

 

Он с раннего детства уходит от скандалов в семье в мир своих фантазий, книг, игрушек, вымышленных друзей. Спокоен, редко капризничает (хотя часто поступает по-своему), застенчив, склонен к уединению. Служит эмоциональным подкреплением для семьи, поскольку является единственным ее членом, не создающим никаких внешних проблем. Для него характерна гиперответственность, т. е. стремление принимать на себя ответственность за других людей, пытаясь таким способом уйти от ответственности за решение собственных проблем.

 

"Шут", "клоун".

 

Он привык прятать свою боль, свои страхи, напряжение, неуверенность за маской шута. Своим шутовством он отводит от себя гнев окружающих, а иногда и вносит разрядку в семейные конфликты. Главный мотив такого поведения - страх. Глубинный смысл его роли для семьи состоит в том, что он отвлекает внимание от проблем, помогая спрятаться от них, избежать необходимости решать эти проблемы. Вырастая, он пытается веселить всех вокруг бесконечными шутками и анекдотами, часто бывая «душой компании», но близких друзей у него обычно не бывает, потому что искренних, открытых отношений с людьми он боится, опасаясь быть отвергнутым.

 

 

 

Мы видим, что каждый член неблагополучного семейства имеет свои серьезные проблемы. У кого-то эти проблемы могут проявиться в виде наркомании, алкоголизма или другой зависимости. Но в любом случае это будет симптомом наличия таких же, по сути, проблем у каждого члена семьи. В такой семье каждому не хватает настоящей любви, заботы и тепла, которые так необходимы всем нам. И этот недостаток каждый из членов семьи пытается компенсировать по-своему. Но, если мы хотим помочь кому-то одному в этой семье, нам придется заняться проблемами каждого, иначе задача останется невыполнимой.

 

Очевидно, что все перечисленные признаки неблагополучной семьи характерны для подавляющего большинства семей. А значит, неблагополучная семья - явление гораздо более распространенное, чем может казаться.

 

Основа семейной дисфункциональности, как считают многие психологи, - созависимость. Но эта же созависимость - и прямое следствие воспитания ребенка в неблагополучной семье. Когда такой ребенок вырастет, он сможет создать лишь неблагополучную семью. Перед нами - замкнутый круг. И порочность этого созависимого круга еще и в том, что та же созависимость, как мы уже говорили, служит важнейшей психологической причиной формирования у человека каких-то зависимостей, в том числе - и таких очевидно опасных заболеваний, как алкоголизм или наркомания.

 

Если Вы это осознаете, то следующая задача - как разорвать этот порочный круг? Ответ на этот вопрос, очевидно, только один: начать с себя. Это значит - увидеть, осознать и принять свои собственные проблемы, а затем мобилизовать всю свою решимость, чтобы начать их решать. При этом крайне важно понять, что в одиночку такие проблемы не решаются в принципе. Для их решения Вам понадобится помощь и поддержка других людей, у которых есть такие же трудности. Верующим же людям понятно также, что все эти проблемы, как и любые другие, невозможно решить без помощи и содействия Бога.

 

И еще - посмотрите, какие роли играли Вы сами, когда росли в семье родителей? А какие роли были у них самих?  Все это необходимо, чтобы понять, что все негативное в Вас - закономерность, а не исключение. И принять это поможет понимание, что все поведение Ваших родителей, бабушек и дедушек на самом деле заставляло ВАС чувствовать себя плохо.

 

Но что же можно сделать, какие шаги мы можем предпринять, чтобы найти, наконец, выход? Об этом - в следующих главах.

 

ГЛАВА 6. Ваши первые шаги. Признание бессилия справиться с проблемой самостоятельно

 

 

 

Вот что написано о первых шагах в помощи наркоману и об основных принципах этой помощи в одной из брошюр, изданной движением групп самопомощи родственников наркоманов:

 

 

 

"Ваша роль как помощника - не делать что-то за человека, которому Вы помогаете, а бытьдля него кем-то; не пытаться научиться изменять его действия, но пытаться научиться изменять свои реакции. Изменяя ваши негативные установки на позитивные, то есть, заменяя страх - верой, презрение к наркоману - уважением к заложенным в нем возможностям, отвержение - отпусканием его с любовью, подавление - поддержкой, панику - душевным покоем, ложную надежду на себя - истинной надеждой на Бога, бунт отчаяния - свершением перемен в себе, желание командовать - стремлением быть проводником, а самоосуждение - пониманием себя, Вы изменяете к лучшему мир вокруг Вас и людей в этом мире.

 

Жалость к себе - барьер для успешности действий. Чем больше мы жалеем себя, тем больше мы склонны считать, что решение всех проблем - в изменении других людей и мира, а не в изменении себя. А это безнадежно, и мы ввергаемся в отчаяние.

 

Мы лишь изнуряем себякогда с глубоким прискорбием копаемся в своем прошлом или пытаемся избежать будущего, которое еще не наступило. Точно так же рисование себе картин будущего и страхи за то, что эти ожидания сбудутся или не сбудутся, забирают все наши силы и лишают нас возможности жить в сегодняшнем дне. Однако, лишь живя сегодня, мы можем иметь жизнь.

 

Не заботьтесь о том, что будут делать другие люди. Не ожидайте от них, что они со временем станут лучше или хуже, ведь в таких ожиданиях Вы претендуете на роль Творца. Но это - дело Бога, а не человека. Человек, пытаясь творить другую жизнь, создает лишь чудовищ. Творить может лишь Любовь. Любовь и Свобода.

 

Помните, что все люди постоянно меняются. Осуждая других, мы судим их лишь по тому, что, как нам кажется, мы о них знаем; но мы не понимаем, что еще больше нам неизвестно, и что люди постоянно меняются, стараясь лучше или хуже прожить свою жизнь. (...). Все мы - из одной материи, хотя и по-разному сшиты. Помните, что Вы тоже постоянно меняетесь, и Вы, если хотите, можете сознательно управлять своими переменами. Себя Вы можете изменить. Других людей Вы можете только любить."

 

 

 

Как видите, здесь идет речь о действиях и принципах, относящихся, прежде всего, к Вам, а не к вашему родственнику-наркоману. Почему это так важно? Вот почему.

 

Если при большинстве телесных болезней человек готов обратиться за помощью и принять ее от врачей и других специалистов, то при наркомании картина противоположна. Наркоманы стремятся как можно дольше скрывать свою болезнь от других людей и даже от самих себя, пытаясь обмануть свою совесть и заглушить растущие чувства вины, стыда и страха. И чтобы перебороть этот страх, наркоману зачастую оказываются необходимы достаточно мощные стимулы извне - потеря работы, исключение из школы или института, разрыв с семьей, попадание в милицию, а то и в тюрьму. То есть, отказаться от наркотиков человек может тогда, когда боль от продолжения их употребления (или последствий этого употребления) становится сильнее боли от прекращения этого процесса.

 

Помочь другому человеку остановить развитие его зависимости очень непросто, особенно его родным, которые очень глубоко втянуты в проблемы наркомана, постоянно живя с ним бок о бок.

 

Тот, кто хочет избавить наркомана от его пристрастия, неизбежно становится для него противником, а нередко - и врагом. Ведь такой человек хочет лишить наркомана самого дорого, самого, как тот считает, необходимого ему для жизни. Поэтому часто их взаимоотношения принимают форму борьбы, иногда очень жестокой и даже трагической. Известны, например, случаи когда родители, стремясь оградить ребенка от наркотиков, на целые недели приковывали его цепью к батарее отопления, чтобы тот не мог выйти за очередной дозой наркотика. Но такая борьба по меньшей мере совершенно бесполезна. Она разрушает остатки доверия между Вами и Вашим ребенком. Участвуя в ней, вы вовлекаетесь в манипуляции

 

Другая сторона неумелых попыток помочь - пособничество. Родственники, оправдывая ребенка-наркомана перед учителями и милицией, оплачивая сделанные им долги, стремясь скрыть проблему от соседей и знакомых, иными словами - пытаясь оградить ребенка от последствий его поступков, не давая ему во всей полноте испытать на себе эти последствия, - помогают не своему ребенку, а его болезни, то есть, становятся пособниками болезни.

 

Настоящая же помощь начинается с отказа от такого пособничества.

 

В подтверждение этого приведем символическое "письмо наркомана своим близким" - обращение истинного "Я" этого наркомана, лишенного притворства и масок, к своим родственникам. Этот текст часто используется в лечебных центрах и группах самопомощи для того, чтобы родственники смогли лучше понять сущность болезни и ее проявлений:

 

 

 

МОИМ БЛИЗКИМ

 

Я болен наркоманией. В одиночку с этой болезнью мне не справиться. Мне нужна ваша помощь, и поэтому я прошу вас:

 

Не позволяйте мне обманывать вас. Принимая мою ложь за правду, вы поощряете меня лгать дальше. Посмотреть правде в лицо может оказаться больно, но, пожалуйста, сделайте это.

 

Не поддавайтесь на мои уловки, с их помощью я пытаюсь избавиться от ответственности за самого себя. И к тому же, перехитрив вас, я могу потерять уважение к вам.

 

Когда я нетрезв - не читайте мне нотаций, не пытайтесь ругать или хвалить меня, обвинять или спорить со мной. Даже если от этого вам станет легче, ситуация только ухудшится.

 

Не верьте моим обещаниям. Я раздаю их, чтобы оттянуть расплату. И не идите на уступки, если мы о чем-то уже договорились.

 

Нервничая и срываясь из-за меня, вы губите себя, а значит, теряете возможность мне помочь.

 

Даже из страха за меня не делайте того, что должен делать я сам. Не старайтесь скрыть от других мои проблемы с наркотиками и не пытайтесь сгладить их последствия - это лишь продлит мою болезнь. А самое главное - не обманывайте себя, как это пытаюсь сделать я.

 

Наркомания - моя болезнь - будет усиливаться, пока я не прекращу принимать наркотики. А чтобы остановиться, мне нужна помощь врача, психолога, выздоравливающего наркомана, помощь Бога. Одному мне не справиться.

 

Я ненавижу себя, но я люблю вас. Если вы не поможете мне - я погибну. Пожалуйста, помогите!

 

Ваш больной наркоманией родственник,

 

друг или просто знакомый.

 

 

 

А вот перевод еще одного отрывка из брошюры для родственников наркоманов, в котором говорится о важнейшем понятии в помощи наркоману и вообще зависимому человеку - об "отделении с любовью":

 

 

 

"... Мы понимаем, что мы не ответственны ни за болезни других людей, ни за их действия или результаты этих действий.

 

Мы осознаем, что мы одержимы стремлением контролировать поведение другого человека; когда же мы учимся позволять ему жить своей жизнью, мы обнаруживаем, что и наши собственные жизни становятся более упорядоченными, счастливыми и конструктивными.

 

Мы вверяем свои жизни водительству Силы, более могущественной, чем наша собственная, и отпускаем своих родственников с любовью, прекращая попытки изменить их. Мы принимаем, что мы не можем управлять жизнью других людей.

 

... Мы учимся:

 

*           не позволять другим людям манипулировать или управлять собой

 

*           не принимать на себя чужих обязанностей

 

*           не препятствовать развитию кризиса

 

*           не провоцировать кризис

 

*           не выстраивать защиты в виде самооправданий, скрытности или обвинения других

 

*           понимать, что мы проявляем достаточно заботы, чтобы позволить себе быть беззаботными

 

*           не принимать на свой счет оскорбления со стороны наркомана, обретя способность видеть в наркомане человека, страдающего от болезни, называемой наркомания. Мы учимся состраданию.

 

Отделение ... это путь к началу нашего собственного выздоровления, позволяющий нам освободиться от того груза проблем, которым отяготила нас совместная жизнь с больным наркоманией.

 

Смотря в лицо действительности, мы можем оценить наше положение более объективно и реально. Мы начинаем создавать позитивную цепь реакций, которые позволяют нам принимать разумные и конструктивные решения".

 

 

 

И опять, как Вы видите, все время говорится о помощи не самим наркоманам, а, прежде всего, членам его семьи. Как правило, это вызывает недоуменные вопросы и сопротивление: дескать, да, все это хорошо, мы понимаем, что у нас тоже есть проблемы и что нам надо их решать, но как же все-таки помочь наркоману?

 

И нам вновь и вновь приходится разочаровывать людей, ищущих немедленных решений и четких рецептов. Увы, их не существует. И, как показывает практика, даже в тех случаях, когда наркоман осознанно стремится к помощи и готов принять ее, крайне важно, чтобы все члены его семьи начали работу со своими проблемами и добились в этом хотя бы некоторого успеха, иначе выздоровление наркомана сильно затрудняется, а в некоторых случаях - и прекращается совсем.

 

В идеальном случае, разумеется, на путь выздоровления предстоит встать всей семье. Однако семья наркомана может выздоравливать даже в тех случаях, когда сам активный наркоман не лечится.

 

Одно из самых вредных и неправильных представлений о наркомании - это взгляд, полагающий, что все проблемы сами собой улетучатся, стоит лишь наркоману прекратить прием наркотиков. В действительности же, застарелые проблемы и модели поведения не могут исчезнуть в одночасье, и зачастую именно они не только ставят по угрозу супружеские связи, отношения с другими членами семьи, но также способствуют рецидивам наркомании.

 

И наоборот, если близкие наркомана начинают решать свои проблемы, то это меняет атмосферу в семье, даже если сам наркоман еще не начал выздоравливать. Но если меняется семейная ситуация - неизбежно меняется и жизнь наркомана. И пусть не сразу, но это может побудить его по-иному взглянуть на себя самого и на свои отношения с наркотиками, а вслед за этим - и попытаться эти отношения изменить.

 

И вот тогда вновь возникает вопрос, куда обратиться за помощью, где эта помощь будет реальной и эффективной. Но сделать этот шаг бывает очень нелегко. Об этом мы поговорим в следующей главе.

 

ГЛАВА 7. Где найти помощь

 

 

 

Сделав первый шаг, признав собственное бессилие изменить поведение наркомана, важно не остановиться на этом, а сделать и следующий шаг - обратиться за помощью.

 

Делая этот шаг, Вы прежде всего начинаете общение с людьми, которые отвечают Вам по контактному телефону или телефону доверия, разговариваете с врачами, психологами или другими специалистами, к которым Вы приходите, чтобы проконсультироваться с ними, общаетесь с участниками групп самопомощи.

 

Для многих людей сделать этот новый шаг бывает трудно потому, что они могут считать, что этим они "предают" своих близких. Это заблуждение может поддерживать в Вас и сам наркоман: он начнет упрекать Вас в пустой трате времени, в том, что Вы поступаете совсем неправильно, даже заявлять, что Вы не имеете права рассказывать кому-то постороннему о его проблемах. Не поддавайтесь на эти упреки и уговоры! Вы не только имеете полное право обратиться за помощью - ведь в поиске ответа на Ваш вопрос, что же делать, как помочь наркоману, помощь нужна именно Вам. Более того, обратиться за помощью - это просто Ваша обязанность, если Вы действительно хотите, чтобы проблема Вашего ребенка или родственника нашла решение. Иначе, надеясь, что все разрешится само собой, Вы будете, вольно или невольно, играть роль пособника болезни, содействовать ее укреплению и развитию.

 

Но вот Вы все-таки решились. Куда обратиться?

 

В приложениях к этой книге мы дадим координаты различных профессиональных организаций, центров, программ, а также движений и групп самопомощи, где Вы сможете получить ответы на многие волнующие Вас вопросы.

 

К сожалению, надо признать, что ресурсов для реальной помощи пока еще крайне недостаточно. Терапевтические общины, специализированные реабилитационные центры и программы в Москве, Санкт-Петербурге и пригородах этих столиц можно пересчитать по пальцам одной руки. Но, слава Богу, здесь они все-таки есть, хотя, очевидно, и не в состоянии хоть сколько-то решить проблему в масштабах даже микрорайона, не говоря уже о районных, городских или более крупных масштабах. Но вся остальная территория России не может похвастаться даже этим минимумом. А ведь эпидемия наркомании не щадит ни Дальний Восток, ни Урал, ни Сибирь, ни другие регионы нашей страны.

 

Поэтому главную надежду пока приходится возлагать на движения групп самопомощи. Наиболее крупные и известные из них - это движения "Анонимных Алкоголиков" (АА), в котором могут принимать участие и наркоманы, особенно там, где для них нет специальных групп, а также движение самопомощи родственников алкоголиков (и наркоманов) "Ал-Анон".

 

В этих группах каждый, кто хочет помочь наркоману или алкоголику, не только сможет получить поддержку в своей зачастую драматической ситуации и узнает о том, как можно по-настоящему решить наболевшие проблемы, но и научится - и это, пожалуй, самое главное - иначе смотреть на свою жизнь, задумываться, зачем и почему возникают в ней столь сложные моменты, научится принимать себя и других (в том числе и своих больных алкоголизмом или наркоманией родственников).

 

Работа групп строится на основе уже упоминавшейся "Программы 12 Шагов". Вот о чем говорится в этих шагах:

 

 

 

1. Мы признали бессилие перед своей зависимостью, признали, что наша жизнь стала неуправляемой. (В 1 шаге программы "Анонимных Алкоголиков" речь идет о бессилии перед алкоголем).

 

2. Пришли к убеждению, что лишь Сила, более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие.

 

3. Приняли решение вверить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы Его понимаем.

 

4. Произвели глубокое и бесстрашное исследование своего поведения.

 

5. Признались перед Богом, собой и другим человеком в сущности своих ошибок.

 

6. Решили целиком подготовить себя к тому, чтобы Бог избавил нас от всех отрицательных черт нашего характера.

 

7. Смиренно попросили Его устранить наши изъяны.

 

8. Вспомнили всех, кому мы причинили зло, и приготовились возместить им нанесенный ущерб.

 

9. Лично возместили ущерб всем этим людям, где это было возможно, кроме тех случаев, когда такое возмещение принесло бы вред им или кому-либо другому.

 

10. Продолжали критически наблюдать за своим поведением, и когда ошибались, то своевременно признавали это.

 

11. Старались путем молитвы и размышления углубить наш сознательный контакт с Богом, как мы Его понимаем, молясь о знании Его воли для нас и о силе для исполнения этой воли.

 

12. Достигнув духовного пробуждения в результате выполнения этих Шагов, мы старались делиться опытом с другими алкоголиками (наркоманами) и применять эти принципы во всех наших делах.

 

 

 

Разумеется, одно только знакомство с приведенными формулировками шагов не даст возможности глубоко понять сущность программы "Анонимных Алкоголиков" и "Анонимных Наркоманов", а тем более - начать с ее помощью решать проблемы зависимости. Для этого необходима и более обширная информация, содержащаяся, в частности, в многочисленных книгах, посвященных "Программе 12 Шагов" (список изданных на эту тему книг на русском языке дан в приложении), а самое главное, - живое общение с выздоравливающими, и значит - активно работающими по программе и имеющими возможность поделиться своим опытом выздоровления, людьми.

 

Как возникли движения "Анонимных Наркоманов" и "Ано­ним­­ных Алкоголиков"

 

Движение «Анонимные Алкоголики» (АА) и впервые сформулированная в этом движении «Программа 12 Шагов» явились одновременно и предпосылкой (исторической и идейной) и следствием развития и реализации идеи «терапевтической общины», «терапевтического сообщества».

 

«Программа 12 Шагов» стала воплощением в конкретную практику человеческих взаимоотношений первоначального, заложенного еще в первые века христианства, смысла понятия «терапия» (от греч. therapeia) как «совместного служения Богу и друг другу».

 

Основанные, таким образом, на раннехристианских традициях, идеи будущей «Программы 12 Шагов», пройдя через Средневековье, получили свое развитие в эпоху Реформации, а затем - в движении Евангелистов ХIХ века. «Новейшая история» основных положений Программы начинается с конца ХIХ века, когда известный лютеранский пастор из Пенсильвании, доктор Фрэнк Бушмен основал в Англии движение под названием «Христианское братство первого века». В период с 1921 по 1939 годы это движение называлось «Оксфордская группа». Позже ему было дано новое название - «Движение за моральное перевооружение». Видным деятелем этого движения стал епископальный священник Сэмюэль Шумейкер. В «Оксфордской группе» понимание недостаточности индивидуалистического, изолированного от других людей и от Церкви подхода к решению собственных мировоззренческих проблем привело к выработке некоторых рекомендаций, служащих как бы вехами на пути становления зрелого христианина, дающих человеку возможность более полно и предметно оценить степень реализации христианских принципов в своей жизни.

 

Переработанные основателями движения АА, Уильямом (Биллом) Уилсоном и Робертом (Бобом) Смитом, также в разное время участвовавшими в "Оксфордской группе", принципы этого движения составили основу «Программы 12 Шагов Анонимных Алкоголиков». Четко сформулированные "шаги", а также весь последующий опыт работы движения, фиксируемый в множестве книг и брошюр и осмысливаемый вслух на регулярных собраниях, - все это очень многим людям помогло обрести исцеление от смертельно опасного недуга - алкоголизма и наркомании.

 

В основе «Программы 12 Шагов», как и терапевтической общины, лежит покаяние. Русскому слову «покаяние» в древнегреческом языке соответствует слово «metanoia», что значит «перемена разума», «перемена образа мыслей». Покаяние - это поворот всей человеческой жизни к Богу - «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим». Именно такой поворот происходит с человеком, начавшим работать по «Программе 12 Шагов».

 

Начиная с самого первого Шага Программы покаяние - совершенно необходимое условие (а одновременно и результат) «работы по шагам».

 

Без покаяния невозможно ни принять, ни признать свое бессилие, невозможно увидеть неуправляемость своей жизни (Первый Шаг). Без покаяния нельзя осознать и, главное, почувствовать, «что лишь Сила, более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие» (Второй Шаг) - хотя бы потому, что для этого необходимо признать недостаточность у себя здравого смысла, признать ограниченность своих собственных усилий. Не начав каяться, человек никогда не сможет попросить у Бога помощи, не сможет «вверить ему свою волю и свою жизнь» (Третий Шаг). Четвертый Шаг - это тщательнейший анализ всей своей прошлой жизни, всех, даже самых темных ее сторон, это непредвзятая оценка всех совершенных поступков. И не случайно этот Шаг делается не вначале, не сразу, а лишь когда человек в результате первых трех Шагов обретет новую духовную основу для своих действий, новое видение всего происходившего и происходящего с ним самим и с другими людьми. Пятый Шаг в психологическом смысле представляет собой прямой аналог исповеди. Шестой и Седьмой Шаги - это прямое обращение, после должной подготовки, к Богу с просьбой об очищении, избавлении от грехов. Восьмой и девятый Шаги - это попытка непосредственно воплотить в жизнь важнейшую христианскую заповедь о любви к ближнему, это возрождение действовавшего в раннехристианских общинах принципа «restitutio» - компенсации причиненного вреда, восстановления нарушенных дурным поступком взаимоотношений. Десятый Шаг вводит покаяние в повседневную жизнь человека, делает его необходимым элементом этой новой жизни. Одиннадцатый Шаг говорит о необходимости путем упорной молитвы постигать волю Бога в отношении себя (отказываясь, таким образом, от своеволия), а также об обращении к Богу как источнику силы для выполнения Его воли. И, наконец, Двенадцатый Шаг также необходимо включает в себя покаяние - хотя бы потому, что, неся другим людям весть о своем выздоровлении, человек, прежде всего, будет рассказывать им о своей болезни и обо всем своем прошлом, естественно, выражая свое отношение к нему.

 

Несколько иные (хотя тоже, несомненно, связанные с покаянием) аспекты работы «Программы 12 Шагов» выражены в трех следующих фразах, своеобразном «фольклоре» Движения АА: доверься Богу; очисти свой дом (имеется в виду дом своей души); помогай другим. Здесь подчеркивается первостепенная важность веры (и не только веры в Бога, но и доверия Ему), необходимость усердной самостоятельной работы по «расчистке места» в своей душе для принятия этой Веры; наконец, выделяется служение как неотъемлемый элемент собственного духовного роста.

 

 

 

Движения «Анонимных Наркоманов» и «Анонимных Алкоголиков» широко распространились по всему миру. В настоящее время количество групп этого движения превышает сто тысяч (более чем в 200 странах мира), а их ежегодный прирост только в США и Канаде составляет примерно 4000 групп, и число участников движений постоянно растет. Уже более двух миллионов людей, многие из которых потеряли в свой жизни все, людей, покинутых близкими и обществом, благодаря АА и АН вернулись к полноценной жизни, обретя осмысленную и счастливую трезвость, которая выражается не только в отказе от любых наркотических веществ и алкоголя, но, прежде всего, в новом (в широком смысле - трезвом) взгляде на мир, других людей, себя, свои отношения с Богом.

 

Для очень многих людей «Программа 12 Шагов» стала ступенью на пути к Богу и Церкви. Именно в этом, по-видимому, кроется причина необычайно высокой эффективности Программы и построенных на ее основе терапевтических подходов. Эти подходы - не терапия в традиционном смысле, а новый образ жизни, или, иначе, не что иное, как некоторое упорядочение и своеобразная конкретизация (применительно к решению частных вопросов) основ христианской общинной жизни, реальная практика восстановления истиной соборности.

 

Со временем «Программа 12 Шагов» и работающие на ее основе группы самопомощи стали источником новой жизни и для людей, страдающих другими видами зависимости. Прежде всего - это группы, объединяющие родственников алкоголиков. Движение, включающее в себя эти группы, получило название Ал-Анон, а группы родственников наркоманов - «Нар-Анон». Возникли также группы для подростков (Алатин) и детей (Алатот) из алкогольных семей.

 

 

 

Большое значение для последующей популяризации Программы и развития включенных в нее психологических концепций имело движение «Взрослые дети алкоголиков», объединившее всех, кто вырос в алкогольных и любых иных неблагополучных семьях. Как выяснилось, все эти люди (а это, как показывает практика, абсолютное большинство вообще всех людей) являют некую общую специфику имеющихся у них личностных проблем, которая и служит основой для формирования в последующем тех или иных видов зависимости. «Программу 12 Шагов» стали применять и для решения вполне конкретных проблем другого рода, например таких как переедание, зависимость от сексуальных отношений, от накопительства, от азартных игр, и даже от неукротимого стремления одалживать деньги.

 

Кроме того, пользуясь этой же программой, люди стали успешно справляться со своими эмоциональными трудностями, работая, например, в таких группах, как «Анонимные Эмоционалы» и многих других.

 

 

 

С конца 70-х годов в нашей стране тоже стали появляться первые группы «Анонимных Алкоголиков» (АА), а несколько позже - и "Анонимных Наркоманов" (АН). За прошедшие годы эти движения, особенно АА, значительно разрослись и окрепли. Сейчас в России около двухсот групп АА (из них около 30 - в Москве), в которых обрели трезвость уже тысячи людей.

 

В приложении мы приводим адреса зарегистрированных групп этих движений в разных регионах России. Сведения о вновь образуемых группах, а также обо всех переменах в деятельности существующих групп можно получить по информационным телефонам, также приведенным в приложении.

 

На собрании групп самопомощи "Анонимные Алкоголики" или "Анонимные Наркоманы" может присутствовать всякий, считающий, что он имеет проблемы с алкоголем или наркотиками. Родственники этих людей, их друзья, а также все, интересующиеся проблемой алкоголизма или наркомании, могут посещать так называемые "открытые" собрания этих групп. В списке групп дни этих собраний указаны особо.

 

Очень важно, чтобы родственники наркоманов и алкоголиков сами начали работу в специальных группах самопомощи. На сегодня в разных городах России есть много групп движения, которое называется "Ал-Анон" (от слов "АЛкоголики АНОНимные). Это движение создавалось женами основателей "Анонимных Алкоголиков", которые, начав общаться, увидели, что у них есть множество своих очень схожих проблем, причем многие из этих проблем появились у них с самого детства, то есть, задолго до того, как их мужья начали пить. Они поняли, что им не меньше, чем их мужьям, необходимо всерьез и по-новому задуматься о своей жизни, начать совсем по-иному реагировать на то, что в ней происходит. Чтобы научиться этому, они выбрали ту же программу "12 Шагов", что лежит в основе движения "Анонимных Алкоголиков", справедливо посчитав, что если она помогает их мужьям, то поможет и им. К тому же это позволило им использовать для решения собственных проблем богатый опыт выздоровления, уже накопленный к тому времени "Анонимными Алкоголиками".

 

Созданное ими движение, а также появившиеся несколько позже группы родственников наркоманов (они называются "Нар-Анон" - от слов "НАРкоманы АНОНимные") являются наиболее действенным средством выхода из тупика, в котором оказываются ВСЕ члены семьи, где кто-то из ее членов пьет или употребляет наркотики.

 

Групп "Нар-Анон" пока очень мало даже в Москве, но пусть это Вас не обескураживает. Вы можете смело придти на любую группу "Ал-Анон", ведь проблемы в семьях алкоголиков и наркоманов только кажутся различными, по сути же они совершенно одинаковы, и Вы в этом убедитесь, как только начнете их решать. К тому же в большинстве групп "Ал-Анон" как минимум половина участников - родственники именно наркоманов, поскольку эта болезнь, как известно, уже стала настоящей эпидемией, охватывающей все больше и больше людей.

 

Собрания групп проходят в специально установленном порядке. В первой части собрания присутствующие, назвав свои имена (но не фамилии) и свое отношение к проблеме, могут, если хотят, высказаться по обсуждаемой на данном собрании теме. При этом следует опираться прежде всего на свой собственный опыт, и говорить только о себе и от себя, избегая общих рассуждений и обобщений. Не принято задавать выступающим вопросы и вступать с ними или с другими присутствующими в дискуссии. Во второй части собрания, которая, как правило, проходит за чашкой чая, общение уже ничем не ограничено, хотя и здесь не приветствуются разговоры на темы, не имеющие непосредственного отношения к выздоровлению от зависимости, поскольку главная и единственная цель этих групп - помощь в решении проблем, связанных с зависимостью.

 

Миннессотская модель лечения и реабилитации наркоманов и алкоголиков

 

 

 

Необычайно высокая эффективность «Анонимных Алкоголиков» и других подобных движений послужили американским специалистам стимулом для создания в конце 40-х годов так называемой Миннессотской модели лечения. В отличие от движений самопомощи, эта модель является профессиональным подходом к решению проблемы. В ней духовные принципы работы групп АА объединены с достижениями психологии, психиатрии, социологии и других наук.

 

Широкое развитие Миннессотской модели в США позволило этой стране создать принципиально новый государственный подход к решению проблем наркомании и алкоголизма. Именно благодаря этому подходу США, как мы уже упоминали, стали пока единственной в мире страной, в которой удалось остановить распространение такой угрозы обществу, как алкоголизм и наркомания, и даже снизить официальные цифры заболеваемости этими болезнями.

 

 

 

 

 

В основе Миннессотской модели лечения лежат следующие представления:

 

?    химическая зависимость (алкоголизм, наркомания) является неизлечимым хроническим заболеванием, имеющим духовную основу и возникающим не по вине заболевшего;

 

?    химическая зависимость является одним из возможных проявлений глубинных духовных дефектов (позже они были названы созависимостью) и имеет единую природу с другими видами зависимости;

 

?    зависимость невозможно вылечить, однако возможен поворот от развития болезни к выздоровлению при готовности человека к такому повороту и желании отказаться для этого от своеволия;

 

?    у человека, страдающего алкоголизмом или наркоманией, легко может сформироваться зависимость от любых веществ, изменяющих сознание, волевую, эмоциональную или интеллектуальную сферу. Поэтому лечение по Миннессотской модели - полностью безмедикаментозное;

 

?    лечебный центр должен представлять собой терапевтическое сообщество, персонал которого не противопоставляет себя пациентам, а сотрудничает с ними. Поощряется и стимулируется максимальная открытость в общении, при строгом соблюдении правил конфиденциальности и анонимности;

 

?    ответственность за выздоровление лежит на самом пациенте;

 

?    сотрудник лечебной программы должен быть примером поведения для пациента, а взаимоотношения между сотрудниками - примером для построения взаимоотношений пациента с другими людьми;

 

?    крайне желательно привлечение к участию в лечебном процессе всей семьи пациента, а при возможности - и его друзей, сотрудников, начальства и т. д.

 

?    вся терапевтическая система должна представлять собой широкий комплекс мероприятий, включающий профилактику, сеть контактных центров (телефоны, консультационные пункты, амбулатории), лечебные программы, социальную помощь и т. д.

 

Вначале Миннессотская модель формировалась как форма стационарного лечения (пациенты в течение определенного срока - обычно 28 дней - круглосуточно находились в лечебных центрах). Вскоре, однако, развились и другие формы: программы длительного пребывания (например, 60-дневные), построенные по типу терапевтической общины; «промежуточные» лечебно-адаптационные учреждения («дома на полпути»); дневные стационары, амбулаторные программы и т. д.

 

 

 

Все лечебные программы, использующие Миннессотскую модель, основаны на концепции терапевтической общины. В них нет традиционного для "обычной" медицины противопоставления врача пациенту. Основную роль в этих программах играют так называемые «консультанты», большинство которых - это люди, преодолевшие путем работы по «Программе 12 Шагов» собственные проблемы, связанные с алкогольной, наркотической или другой зависимостью. Чтобы работать консультантами, они получают специальное образование, но это не превращает их во «всемогущих» манипуляторов и вершителей чужих судеб, а лишь помогает им использовать собственный опыт во благо других людей. Конечно, в лечебных программах участвуют и специалисты: врачи, психологи, педагоги и т. д. , но, как правило, их роль в этих программах второстепенна. Главная же задача всего персонала - помочь пациенту организовать собственную духовную работу, ориентирами для которой служат принципы «Программы 12 Шагов».

 

В последние восемь-десять лет такие программы и центры, работающие по Миннессотской модели, стали появляться и в России. В Москве, а потом и в некоторых других городах специалисты и энтузиасты начали организовывать амбулаторные и стационарные программы Миннессотского типа. К сожалению, на сегодняшний день только очень немногие из этих программ продолжают существовать, и еще меньшее их количество можно назвать действительно профессиональными и эффективными. Все они, вместе с краткой информацией об их специфике и координатах перечислены в приложении к этой книге.

 

ГЛАВА 8. Что делать дальше

 

 

 

Итак, надежда в беде есть. Существуют испытанные эффективные средства помощи, существуют профессиональные лечебные и реабилитационные центры, существуют - и на сегодня это самый значительный ресурс - группы взаимной поддержки как для наркоманов, так и для их родственников. И тем не менее, может оказаться нелегко найти что-то подобное там где Вы живете. Имеющиеся же в нескольких крупных городах лечебные центры для Вас по различным причинам могут быть недоступны. Ну что ж, и в этих случаях не стоит отчаиваться. Надо просто подумать, и постараться понять, ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ НАМ САМИМ - и не только понять, но и решиться на действия.

 

Ведь сущность захлестывающей нас беды по имени "наркомания" такова, что преодолеть ее, что-то ей противопоставить можно только общими усилиями многих людей, и в первую очередь - тех, кому пришлось лично, в своих семьях или семьях своих друзей, столкнуться с этими проблемами.

 

В январе 1998 года международная благотворительная организация "Каритас" организовала конференцию под названием "Солидарность и реабилитация наркоманов". На этой конференции врачи, психологи, педагоги, священнослужители и другие специалисты, обеспокоенные ростом наркомании в России, обсуждали возможные пути совместного решения этой проблемы. Одним из результатов конференции была разработка рекомендаций тем, кто готов активно включаться в работу по организации групп самопомощи, созданию терапевтических общин, реабилитационных центров и других структур, способных реально помочь в преодолении этой беды. Прежде всего, это те люди, для кого беда наркомана - будь он родственником, другом, знакомым, или посторонним - стала и собственной бедой.

 

Приведем здесь эти рекомендации вместе с краткими выдержками из комментариев, сделанных к этим рекомендациям одним из участников конференции, священником С. Николенко, имеющим большой опыт работы с наркоманами и их родителями:

 

 

 

1. Трезво оцените ситуацию с наркоманией в вашем регионе, в России, в мире в целом.

 

Когда специалисты на конференции описывали ситуацию с наркоманией, они неоднократно использовали слово "взрыв".

 

Особые обстоятельства этого взрыва в России - это склонность бывшего советского человека к авторитарности. Для него характерна неспособность к нейтральному восприятию людей, он чрезвычайно неуютно чувствует себя в разноголосице мнений. Он ищет одного начальника для всех и стремится переложить на этого начальника собственную ответственность. Способствует этому и география России - огромной страны, где отдельные культурные и экономические центры слабо связаны с "глубинкой".

 

Еще важно, что нынешнее поколение молодежи растет в условиях экономической и культурной катастрофы. Старшее же поколение во многом дезориентировано и нередко пребывает в глубоком кризисе и унынии - "весь порядок развалился". Но для молодежи плохо то, что, оказывается, она не может перенять у старшего поколения ясных моральных ценностей, пригодных для жизни в плюралистическом обществе. Все разговоры о правовом государстве поэтому оказываются чистым теоретизированием.

 

Старшее поколение, жившее при советской власти, привыкло ко лжи, привыкло жить в плохих условиях и страхе и одновременно считать, что живут в передовой и счастливой стране. Возникающее напряжение всегда старалось снять водкой. Наркомания молодых - просто новая форма бегства от реальности предыдущих поколений.

 

2. Признайте, что справиться с этими проблемами в одиночку невозможно и что ситуация не контролируема имеющимися силами.

 

Если мы видим, что наши дети и мы сами и все общество находятся под угрозой и ни воспитательные, ни репрессивные органы, ни официальная власть ничего с этим не могут сделать - это повод не для паники, но для конструктивных действий.

 

3. Не надо бояться сложностей и кризисов. Настройтесь на поиск разумной стратегии решения проблемы.

 

Практически мы оказываемся в ситуации, когда не видим, что конкретно мы можем сделать, с чего начать. Прежде всего, родители и родственники наркоманов не должны бояться говорить об этой проблеме друг с другом. Часто ситуация выглядит так: мать наркомана приходит и начинает жаловаться, что проклятые наркотики загубили ребенка, загубили мне жизнь, и так далее. Потом, если наркоман начинает выправляться, эта мама казалось бы должна начать себя чувствовать лучше - но нет. Ей самой становится все хуже и хуже. То есть, когда исчезает проблема наркомании, выплывают другие проблемы - собственного материнского эгоизма и тому подобные.

 

Очень важно, чтобы родители старались понять своих детей-наркоманов и, тем самым, - самих себя. Есть группы самопомощи, которые все шире распространяются в России - это группы АлАнон для родственников.

 

4. Решение возможно только в партнерстве и широком сотрудничестве со всеми, кто тоже пытается что-то делать в этой области. Попытайтесь объединить единомышленников.

 

На предыдущих обсуждениях выяснилось, что самый эффективный способ лечения наркоманов - это терапевтическая община, а таких общин очень мало. Если в Италии в свое время, когда возникла проблема наркомании, почти одновременно возникло множество таких общин, то в России этого не происходит. Я полагаю, что имея дело со взрывом, мы должны быть, в конечном счете, сориентированы на создание общин. Сил прихода для этого, конечно, недостаточно, нужна помощь и специалистов, и других энтузиастов, и здесь возможно самое широкое сотрудничество.

 

5. Образовавшееся сообщество должно быть самоуправляемым.

 

Это очевидно по двум причинам. Во-первых, понятно, что нет кого-то, кто бы взял на себя роль няньки и обеспечил группу или общину всем необходимым. Во-вторых - зрелость и личная ответственность, которые вырабатываются в процессе самоуправления - это тоже лечебный фактор.

 

6. Теперь первоочередная задача - подготовка и обучение квалифицированных сотрудников.

 

Для общины нужно относительно меньше специалистов, чем для стационарной или амбулаторной реабилитационной программы, но они нужны. Когда мы говорим о местах, где можно учить специалистов, представляется важным, чтобы в этих местах понимали если не духовную природу наркомании, то, по крайней мере, ее социальную природу, и не ограничивались бы только медициной.

 

7. Образ жизни лидеров и других сотрудников сообществ должен соответствовать тому, что они говорят своим подопечным.

 

Этот пункт очевиден без комментариев.

 

8. Учтите, что сроки лечения и реабилитации не могут быть краткими. Этот процесс в различных формах может продолжаться около 3 лет и более.

 

Это настраивает на длительную терпеливую работу и заставляет не полагаться на временный энтузиазм, который приходит и уходит.

 

9. Важно правильно и вовремя отделить подопечного по завершении им полного курса реабилитации.

 

Что значит отделить? Важно не пропустить момент, когда у подопечного будет достаточно сил, чтобы самому определиться в жизни.

 

10. Не забывайте, что организованное с вашей помощью сообщество продолжает требовать ваших усилий для нормального существования. Но не замыкайтесь только внутри этих рамок - помогайте другим!

 

Сейчас ситуация такова, что каждая работающая в России группа самопомощи и, тем более, община - это драгоценность. Это рассада - источник появления других общин.

 

 

 

Итак, пробуйте проявить собственную активность и начать создавать группы взаимной поддержки, группы самопомощи (благо опыт их создания и развития существует уже довольно богатый, и им с Вами с радостью поделятся), а там - кто знает, может быть, получив необходимый опыт, Вы сумеете начать организацию и профессиональных реабилитационных центров, программ и учреждений.

 

ИСТОРИИ ИЗ ЖИЗНИ

 

 

 

Одно из самых вредных и неправильных представлений о наркомании - это взгляд, полагающий, что все проблемы сами собой улетучатся, стоит лишь наркоману прекратить прием наркотиков. В действительности же, застарелые проблемы и модели поведения не могут исчезнуть в одночасье, и зачастую именно они не только ставят по угрозу супружеские связи, отношения с другими членами семьи, но также способствуют рецидивам наркомании.

 

И наоборот, если близкие наркомана начинают решать свои проблемы, то это меняет атмосферу в семье, даже если сам наркоман еще не начал выздоравливать. Но если меняется семейная ситуация - неизбежно меняется и жизнь наркомана. И пусть не сразу, но это может побудить его по-иному взглянуть на себя самого и на свои отношения с наркотиками, а вслед за этим - и попытаться эти отношения изменить.

 

В следующей главе мы приведем историй нескольких реальных семей, которые столкнулись с этой бедой - наркоманией собственного ребенка. Эти семьи совсем разные, различаются чем-то и проблемы каждого из членов этих семей. Тем не менее, общая мысль в каждом из рассказов очевидна - лишь начав с решения собственных проблем, с осознанного поиска ответа на вопрос «зачем я живу», можно изменить ситуацию к лучшему.

 

 

 

1. Ю. А.

 

 

 

Началось все неожиданно. Жизнь вроде бы текла привычно-вялым и благополучным образом, и вдруг беда - наркомания сына. Не хотелось верить в это, даже когда дозвонилась до матери приятеля, которая без обиняков рассказала, что не раз видела моего сына в ломках около своего подъезда. Мне было страшно поверить в это, хотелось и дальше думать, что он всего лишь пропадает с ребятами на дачах, дискотеках, в молодежных клубах, что у него своя жизнь, и что со сверстниками ему сейчас интереснее, чем дома. Но, когда я посмотрела на сгибы его рук, мне стало ясно, где он на самом деле пропадал уже более трех лет. Сразу навалилось чувство вины. Как же я могла не замечать его закрытости, поздних приходов, пропажи денег, серебряной посуды из дома!

 

Стала вспоминать, как он вечерами прошмыгивал к себе в комнату, а я не спрашивала, почему он так поздно пришел - не хотела, мол, его беспокоить. То он почти ничего не ел, то всю ночь ходил на кухню, пил воду. В школе учеба шла на два с плюсом, улыбаться парень совсем перестал. Уже в 13 лет он не раз приходил выпивши, его рвало в туалете.

 

Почему же я не хотела всего этого замечать? Где были мои глаза? Ведь, как оказалось, только через 3 года после начала употребления алкоголя, затем травки и таблеток, а потом и героина, я узнала правду. Сыну было почти 17 лет, когда мы с отцом кинулись спасать его. Пытались по очереди дежурить в квартире, когда сын переламывался, старались говорить с ним, назидали, вразумляли, но как только он через 20 дней пошел в училище, то, конечно, снова начал употреблять - и опять мы не сразу заметили это. Так сильно было мое отрицание проблемы и так хотелось верить, что вот теперь все в порядке, что, пока не встретила сына во дворе в учебное время, я жила несбыточными надеждами, что он больше не употребляет наркотики.

 

Но ведь проблемы с сыном начались давно. В школе он учился неважно. Дома отец его постоянно шпынял за это. Подзатыльники, пренебрежение, позже - ругань, оскорбления. Отец всячески унижал сына, никогда не говорил с ним по душам, а уж если и начинал говорить без крика, то только в подпитии. Я всегда была на стороне отца - считала, что его авторитет необходимо всячески поддерживать, - и даже когда видела, что он не прав и жесток, молчала при детях. И только наедине все же просила мужа быть сдержаннее в выражениях, считая, впрочем, что он не прав скорее по форме, чем по сути. Никаких проблем в нашей семье я не видела - ни в отношениях детей (в семье была еще дочка) с отцом, ни в моих отношениях с мужем. Мне казалось, что ведь есть отец, который приносит домой зарплату - и достаточно. Даже когда муж пил, а пил он почти постоянно, он не хулиганил, всегда приходил домой ночевать, уверял, что всех нас очень любит, что семья для него - главное. В семье же и по дому я делала все сама, успевая еще и работать, и ходить на собрания в школу, и беседовать с сыном на темы о половых вопросах, и водить дочку в кружки. Я считала, что служба мужа - это настолько важно, что уж все остальное я как-нибудь сама одолею, лишь бы не отрывать мужа от работы.

 

Но ведь вот, не смогла я все сама осилить, не смогла удержать сына от наркомании. Муж от всего этого был в полной растерянности, он не верил в выздоровление сына. После очередного срыва сына муж ушел из семьи, ушел к любовнице, которая у него, как выяснилось, была уже давно. Для меня это окончательно прояснило картину отношений в нашей семье. Выходит, что я, делая в семье все за мужа, всю жизнь помогала ему пить и изменять мне. А дети не получали отцовского внимания и любви. Видя, что родители говорят одно, а делают другое, они перестали верить нам и тому, что мы пытались им внушить.

 

И только позже, после того как я, начав работать в «Программе 12 шагов», увидела все неблагополучие своей семьи, я поняла, насколько это неблагополучие способствовало развитию наркомании у моего сына, игравшего в семье роль «козла отпущения».

 

Да, столкнувшись с такой страшной бедой, я стала искать выход и нашла его в группах «Нар-Анон» и «Ал-Анон», которые работают по «Программе 12 шагов». Получилось так, что я пришла в эту программу сразу, минуя ложные пути, не обращаясь ни к врачам-наркологам, ни к «народным целителям». Таблетки и лекарства никогда у меня не вызывали доверия, поэтому, когда мне стали предлагать «вылечить» сына с помощью капельниц, очистки организма и лечебных трав, я сразу поняла, что это - не решение проблемы. Всякая же мистика - бабки, снимающие порчу, экстрасенсы из передачи «Третий глаз» и все такое - всегда вызывала у меня только чувство гадливости.

 

Оглядываясь теперь на прошлое, я понимаю, что уже давно, не осознавая этого, и я, и мой сын стремились найти Бога. В декабре 1997 года, когда сыну исполнилось 17 лет, он крестился. Его крестил священник, который был давним другом нашей семьи. Моментального чуда не произошло и после крещения, сын продолжал употреблять наркотики. Но Бог уже вошел в нашу жизнь, и мы стали получать помощь. Священник рекомендовал нам обратиться в программу реабилитации наркоманов и алкоголиков «Старый Свет», в которую я сразу поверила.

 

Начав вместе с сыном заниматься в «Старом Свете», я смогла понять, что действительно бессильна контролировать употребление сыном наркотиков, и главное - поняла, что сама в беде, что мне нужно решать собственные проблемы, а не только думать о том, как помочь сыну. Из моих друзей и знакомых с наркоманией никто не сталкивался, поэтому у них просить поддержки я не считала возможным, да и страшновато было рассказывать о том, что происходило у нас в семье. В программе же и в группах самопомощи для родственников наркоманов я увидела людей, которым моя беда была близка и понятна - и я им поверила. Поверила людям, которые уже не заняты тем, чтобы контролировать своих близких и все вокруг себя, а живут наполненной и интересной жизнью с Богом. Поверила людям, которые хотят и могут помочь мне и моему сыну. Благодаря этим людям и я смогла прийти к Богу, в Церковь и в программу выздоровления.

 

Помню первую лекцию-беседу о. Евгения на тему евангельской притчи о блудном сыне. Эта лекция многое перевернула в моем представлении о добре и зле.

 

И в жизни все мои привычные опоры рушились: муж ушел, сын употреблял наркотики, дочка жила своей семьей, имеющей отличные от моих приоритеты и ценности... Ко мне, наконец, пришло понимание и принятие того, что я всю свою жизнь не хотела видеть: что нет и не может быть спасения в опоре на человека, даже если этот человек - муж или сын.

 

Через несколько месяцев сын снова вернулся к наркотикам, но работа в «Программе 12 Шагов» не прошла даром ни для него, ни для меня. Он вскоре попал в зарубежный реабилитационный центр, пробыв там полгода, приехал, снова сорвался. Мне было очень больно, когда сын вновь, после долгого перерыва, стал употреблять наркотики.

 

Тогда я приняла очень трудное решение - не пускать его домой, пока он не захочет сам начать выздоравливать. Я поменяла замок - и осталась одна в большой, пустой квартире. Одиночество мне помогли пережить молитва и друзья из групп Ал-Анон. Я поняла, что мне надо обратиться, наконец, к истинной опоре - к Богу. Тогда одиночество и мучительный страх ушли из моей жизни.

 

Через два месяца, поразительно быстро, сын попросил о помощи, сам созвонился с центром в Санкт-Петербурге и спустя месяц уже поступил на реабилитацию в этот центр.

 

После его окончания он приехал в Москву и продолжил лечение в амбулаторной программе еще в течение года, устроился на работу, стал помогать мне по дому. Таким вот образом наша жизнь потихонечку налаживалась. Правда, для этого понадобилось более двух лет работы в группах самопомощи, а кроме того, мне самой пришлось пройти реабилитационную программу, чтобы начать избавляться от болезненной зависимости от других людей.

 

Сейчас я живу вместе с сыном, который успешно выздоравливает от своей зависимости (хотя мне иногда кажется, что это выздоровление могло бы быть и более ровным). С моей первой группы Нар-Анон прошло уже четыре с половиной года. Я теперь занята интересной и полезной работой, сын тоже стал самостоятельным и больше не просит у меня денег на свои нужды, сам зарабатывая их. Если я теперь делаю что-то для сына - готовлю, убираю, сдаю вещи в химчистку, - то уже только когда я могу и хочу ему помочь, а не из страха, что он обидится. У нас с ним нет тайн друг от друга, нет недомолвок, манипуляций, мы все можем обсуждать открыто. Мы стараемся разными способами проявлять свою любовь друг к другу, вечером, желая друг другу доброй ночи, мы обмениваемся поцелуями. Мы сообщаем друг другу об изменениях наших планов, не беспокоим поздними приходами. В нашем доме бывает много друзей и молодежи из среды выздоравливающих наркоманов, на безалкогольных праздниках звучат смех и добрые шутки. Мы учимся жить по новым правилам здоровой семьи - и нам это нравится!

 

 

 

2. К. О.

 

 

 

Я вышла замуж в 23 года. В 24 - родила сына. И до окончания им школы наша семейная жизнь казалась мне вполне благополучной. Сын учился в английской спецшколе, успешно ее закончил. Все каникулы муж проводил вместе с сыном. Они ходили в походы на байдарке, ездили с альпинистами в горы на все лето, увлекались горными лыжами зимой...

 

Когда сыну исполнилось 10 лет, муж бросил курить. Он

 

6 лет не курил и совсем не пил спиртного - ради личного примера для сына. Я же всегда любила немного выпить, хотя никаких проблем в этом не видела. А своим долгом жены и мамы считала заботу о доме, об обедах, о чистоте. Идеальная чистота и вкуснейшая еда - вот это здорово! О том, что каждому в семье не хватало другого, чего-то самого главного, я никогда не задумывалась.

 

Вся эта семейная идиллия стала разваливаться после поступления сына в МГУ, в Институт стран Азии и Африки.

 

Я имею в виду - разваливаться уже внешне, видимо и осязаемо. Муж был так горд за сына и говорил: «Я сделал для тебя все, что мог - теперь ты сам иди по жизни. Моя миссия выполнена». Тут-то все и началось: полнейший загул сына, измена мужа, разлад отношений между нами всеми. Я не могла понять, что происходит. Страдала, и потихоньку пила, чтобы уйти от реальности. А мой сын употреблял наркотики. Я тогда этого не видела и не признавалась сама себе, что он - наркоман, хотя из дому пропадали деньги и вещи, хотя я видела кровь на рубашках, хотя сын носил одежду только с длинными рукавами, хотя мой «умненький, развитый» сыночек читал одну и ту же книжку Стругацких целый год, хотя его тошнило во время еды, хотя сама же бегала по подвалам вытаскивать его из плохих компаний. Это продолжалось четыре ужасных, страшных года, пока в одни прекрасный день сын не сказал мне: «Мама, помоги мне, я так больше не могу».

 

Для нас с мужем это был такой шок, что мы сутки вообще не могли ничего предпринять. Это было в 1995 году. Тогда о наркомании я вообще ничего не знала. Спросить об этом кого-то из знакомых и родственников ни за что бы не решилась. Какой стыд и позор! Поэтому взяли газету «Из рук в руки» и стали звонить - узнавать, где и как это лечат. Потом сели в машину и поехали по Москве в наркологические диспансеры, в какие-то центры, к каким-то частным лекарям. Консультировались, сомневались, плакали, страдали. Уже почти решили положить сына в «Мединар», где тогда лечили какими-то шариками. И просто для успокоения совести заехали еще в один центр. Это был центр «Выздоровление». После консультации там (на ней я впервые услышала о «Программе 12 Шагов») вышли на улицу - решать, как быть.

 

Я помню этот день, как сейчас - светило солнце, мои мужчины смотрели на меня такие неуверенные, растерянные, и просили: «Решай ты». Я сказала, что мы остаемся здесь. С того дня прошло уже больше 6 лет. Мой сын не употребляет наркотики и алкоголь («остается чистым», как говорят в «Анонимных Наркоманах») уже седьмой год. В нашей семье он стал выздоравливать первым.

 

А после выхода сына из центра со мной случилась беда - я стала пить гораздо сильнее, чем прежде. Казалось, все начало приходит в норму - сын выздоравливает, муж не изменяет, достаток растет, - а мне плохо, одиноко, внутри пустота, жить не хочется. Но, слава Богу, мой выздоравливающий сын помог мне найти выход: я пошла в «Анонимные Алкоголики», потом - в реабилитационную программу, и тоже начала выздоравливать, заново осмысливая свою жизнь и решая собственные проблемы.

 

 

 

3. М. А.

 

 

 

Я родилась в семье алкоголиков. Отец все пропивал, а мама работала в нескольких местах, чтобы прокормить меня и сестру. Потом начала пить и она. Мои бабушка, оба деда и многочисленные родственники с обеих сторон тоже были алкоголиками. Мы с сестрой много настрадались от пьяных скандалов, драк и были уверены, что уж с нами этого не повторится. Но в жизни все произошло иначе. У обеих моих сестер и у меня со временем тоже проявился алкоголизм.

 

Моя дочь выросла без отца - мы разошлись, когда ей было 2 года, - и с постоянно пьяной, попеременно то орущей, то виноватой и все разрешающей матерью. В воспитании дочери меня бросало из одной крайности в другую, но, в основном, я, не осознавая этого, воспитывала ее так же, как в детстве воспитывали меня. Окрики, ругань, суровость («нельзя говорить хорошее ребенку, а то избалуешь» - это слова и позиция моей мамы). Она росла потерянным, одиноким ребенком. Тогда мне виделось - мечта, а не ребенок. Сидит себе в уголочке, играет тихо, не капризничает, слушается. Очень удобный ребенок. Забот с ней практически не было, вот разве что с учебой не все ладилось. Я еще дважды пыталась устроить свою личную жизнь - выходила замуж и таскала за собой дочь. В родительской семье не принято было что-то обсуждать, выслушивать чье-то мнение - и я поступала со своей дочерью точно также. Особенно ярко в наших отношениях проявлялось неписанное правило: «Делай, как я говорю... - не как я делаю».

 

После долгих и тяжелых лет пьянства, пройдя все имеющиеся методы медицинского лечения, я попала в «Анонимные Алкоголики». Остановившись, я с ужасом оглянулась на изуродованные жизни дочери и свою собственную, согнулась под тяжестью вины и начала выздоравливать. На одном из семинаров по алкоголизму я узнала, что эта болезнь может передаваться по наследству, и в моей душе поселился страх за дочь, за то, что она может стать алкоголиком.

 

Мое выздоровление началось с того, что я, перестав пить, ходила на группы и вновь стала устраивать свою личную жизнь с человеком, которого очень давно знала и который тоже выздоравливал в «Программе 12 шагов».

 

Из занятий с психотерапевтом я вынесла, что надо отделяться от дочери, отпускать ее, что она уже взрослая и должна учиться жить самостоятельно. При этом я поняла это отделение буквально - и оставила семнадцатилетнюю девушку одну в квартире, а сама переехала жить к мужу.

 

Дальше я «отделялась» примерно так: не звонила дочери, не спрашивала как она живет («отпустила»), но при этом регулярно привозила баночки с едой, сигареты, убиралась, оплачивала квартиру и все другое. Короче, жила на два дома: приберу, постираю, приготовлю в одном месте - потом то же самое делаю в другой квартире.

 

Дочь через какое-то время забросила учебу, о работе тоже не задумывалась, но я с завидным постоянством продолжала обеспечивать ей легкую «самостоятельную» жизнь. Я не могла иначе - ведь в голове у меня все время крутилось: недолюбила, недоласкала, недодала (продолжать эти «недо» можно было до бесконечности). Мой страх за дочь заставил меня начать окольными путями выяснять, часто ли она выпивает и сколько может выпить. То, что я узнала, меня надолго утешило. Дочь не пила совсем - она отказывалась выпить даже на днях рождения родственников, а от глотка шампанского так морщилась, что и у всех остальных вызывала отвращение к напитку. Мыслей, что вместо алкоголя дочь может употреблять что-то другое, я не допускала ни на миг.

 

Навещая дочку, я постоянно заставала у нее множество молодых людей. Мне совсем не нравился их вид: воспаленные глаза, странноватое поведение. Чтобы этого не видеть и не раздражаться, я нашла «выход» - стала встречаться с дочкой на полпути, чтобы передать еду и сигареты (денег я ей не давала). Когда же я все-таки заходила к ней домой, то часто находила разорванные пополам мелкие купюры, шприцы, черные от копоти ложки и другие подозрительные вещи. Дочь, глядя на меня честными глазами, объясняла, что эти шприцы и ложки (я уже что-то знала о наркотиках и их атрибутах) принадлежат ее друзьям, которые их употребляют, но она сама - ни-ни. И у меня не возникало сомнений в правдивости ее слов. Я ей верила!

 

Но все-таки что-то меня беспокоило. Я видела, что дочь все реже хочет видеться со мной, постоянно находится или в возбуждении, или в полусонном состоянии; ей уже не нужна еда, и даже то, что я ей привозила, она не съедала. Все чаще находила в доме шприцы. И тут бы забить тревогу! Но нет: «Все в порядке - просто она себя неважно чувствует, у нее гипотония, она ослабленный ребенок, выросший с пьющей матерью...». Да, на чувстве вины можно долго пребывать в иллюзиях.

 

Так продолжалось целый год. Я выздоравливала, ходила на группы, мне говорили, что у дочери проблемы - я ничего не видела и не слышала. Но вот, наконец, Бог открыл мне глаза. И я осознала, что моя дочь - наркоманка.

 

В этом было страшно себе признаваться, но, признавшись, я почувствовала облегчение. Ведь я знала, как можно решать эту проблему. Мы с мужем отвели дочь на группу «Анонимных Наркоманов», ей там понравилось, она стала ходить на группы регулярно. Тогда же началось мое выздоровление от созависимости. Однажды я, заплакав, сказала мужу: «Ты знаешь, а я, наверное, даже рада, что моя дочь - наркоманка. Ведь благодаря программе, выздоравливая, она сможет прожить жизнь иначе, чем прожила ее я».

 

Однако, проходив несколько месяцев в «Анонимные Наркоманы», дочь сорвалась и снова стала употреблять наркотики. Было много переживаний, боли, но, слава Богу, я была в программе, я была не одна. Вскоре я вставила новый замок

 

в дверь своей квартиры, где тогда жила дочь, и сказала ей:

 

«Я не хочу, чтобы моя квартира превращалась в притон. Поэтому или ты будешь выздоравливать, переселившись ко мне, или иди употреблять наркотики, куда хочешь». Она ушла, и какое-то время я ничего о ней не знала.

 

Все это время я много молилась, прося Господа помочь дочери, если она еще жива. Потом была встреча, слезы радости, лечебный центр в Санкт-Петербурге, амбулаторная реабилитационная программа в Москве. Дочь снова начала выздоравливать. До года ее чистоты и трезвости наши отношения строились по «контракту», где было оговорено все: время ее прихода домой, обязанности «сторон», санкции в случае употребления дочерью наркотиков или невыполнения каких-то других пунктов «договора». Правда, вскоре у нас начались трудности в отношениях из-за того, что дочь не работала, не училась, и вообще не хотела становиться самостоятельной.

 

Но какое же счастье знать, что все решаемо! А то, что не в состоянии решить сами - можем отдать Богу. Мы старались обсуждать конфликты, находить пути их решения, просить помощи, какое-то время вместе молились. Отношения стали более открытыми и доверительными. Это стало возможным благодаря моему собственному выздоровлению, работе по шагам Программы. Один из важнейших результатов этой работы - то, что Бог избавил меня от грызущего чувства вины за прошлое. Теперь моими действиями руководит не это чувство, а здравомыслие, которое дарует Господь. Я выздоравливаю, и Бог меняет мою жизнь и жизнь моих близких.

 

Проблемы есть, и их много, но они постепенно решаются. Мне далеко не все нравится в выздоровлении мужа и дочери, но это их жизнь, и они свободны распоряжаться ею по собственному усмотрению, а моя задача нести ответственность за свою жизнь, свое выздоровление.

 

Господь сотворил чудо с моей семьей: мы с мужем уже много лет остаемся трезвыми, дочь - чистой; пришли в АА и выздоравливают моя сестра со своим мужем. Ну разве в человеческих силах было сделать все это? Слава Богу!

 

 

 

Выложено на сайте Ассоциации Реабилитационных Центров с согласия РЦ "Старый Свет"

Лечение наркомании и алкоголизма

Комплексная реабилитация по программе 12 шагов для наркоманов и алкоголиков в Украине.

Нерелигиозный реабилитационный центр "ШАГ ЗА ШАГОМ" г.Мелитополь, Запорожская область, Украина

 

©2017 Реабилитационный центр для наркоманов и алкоголиков "Шаг за Шагом" г.Мелитополь

Search